Трагические страницы истории: «Деревянные нары»

«…Однажды ранним утром 1941 года к ним в дом пришли люди и сказали: «Собирайтесь!» Когда увидели «телячьи» вагоны с решетками, многое стало понятно. «Погрузка» людей в Таураге шла четыре дня. Все «имущество» умещалось в мешках, узлах. В вагонах были только двухъярусные нары. В каждом умудрялись разместиться по 50-70 человек. И вот 17-го июня траурный поезд тронулся. Для нас дорога на Север оказалась самой короткой. Конечная станция Котлас, дальше дорога—по реке на баржах. 4 июля баржи причалили к берегу. Для двенадцатилетней Яны новым местом жительства стал Слободской рейд.

Безымянный6

Началась новая жизнь в брезентовых палатках с деревянными нарами, из расчета одни нары семье. Вместимость палатки не больше 100 человек. Зимой нас переселили в грязные бараки. Все взрослое население работало на сплаве. Детям разрешали работать только летом. Зимой—в школу. Русского языка никто из нас толком не знал. Каждому ребенку до 12 лет полагалась хлебная карточка на 400 грамм хлеба, немного сахара и крупы. Подростку  выдавалась иждивенческая на 250 граммов хлеба. Но сахара в рейде не было —выдавалось полкило печенья на месяц. На большой перемене  в школе ученикам еще раздавали по две печенюшки. Одну обязательно откладывали  для солдат на фронт. Прихода весны все ждали с большой надеждой. Совсем скоро появится зеленая трава: крапива, мокрица, лебеда, клевер. Из них получался вкусный суп. По весне всех выручала картошка, даже гнилая. Мальчишки и девчонки успевали полностью перекопать руками  поля и собрать всю перезимовавшую картошку.

К концу войны от родственников начали приходить первые весточки и деньги. Они знали, что до нас помощь доходит. Посылки получали в целости и сохранности. За посылкой предстояло идти пешком в Выльгорт, а это 25 км от Слободского рейда. Сначала от рейда до Слободы по лесу, дальше—деревня Веждино с грязными дорогами, снова лес и Нижний Чов. А когда добирались до деревни Тентюково, оставалось 12 км дороги. К утру удавалось быть в Выльгорте. С посылкой на плече тут же отправлялись обратно.

Спецпереселенцам, которые были несовершеннолетними, на день высылки дали паспорта без права выезда за пределы республики. Многие пытались бежать, но не было железных дорог, только по реке.

Безымянный5

В 1949 году снова облава и теперь уже тюрьма, лагерь. Всех после лагеря ждало спецпоселение. Три года лагерной жизни с трудными и веселыми днями в прошлом. И Коми край, Слободской рейд, Эжва стали пристанищем для меня и моей семьи на всю оставшуюся жизнь…

Яна Каралене, спецпоселенка Слободского рейда, староджил Эжвы.»

 

Газета «Моя Эжва» – 2010 г.